metteur

Мне сверху видно всё...

Не очень алый поезд. Знаменитый немецкий ICE готовится отойти от Главного вокзала Мюнхена.
*Взгляд немного свысока, так как я сижу на втором этаже вагона обыкновенного регионального поезда...



20161110-IMG_3274
metteur

Какой по счёту Фестиваль имени Виктора Шнейдера?

Если честно, когда меня спросят: "Какой по счёту Фестиваль имени Виктора Шнейдера?", то я смогу сказать то же, что и герой известного анекдота: "Юбилейный".
Однако же он состоится. Что меняется? Адреса? Частично... Мюнхен остаётся. Яркость света на сцене? Постоянно растёт, как и количество зрителей. Состав участников? Отчасти...
В общем, каждый сам волен находить или не находить различия между картинками.
Ах, да! Непрерывно растёт качество фототехники...
И не всякий догадается, что на этих карточках 2002 год... Ноябрь и первый снег, который один прощает нам всё.



Collapse )
metteur

Дахауские зонтики

Как там у Луговского?
Но столько на пленке хороших
Ушедших людей и живых,
Чей путь через смерть переброшен,
Как линия рельс мостовых.



Я снимал его на раскисшем гравии превращённого в музей КаЦэт Дахау...

Max Mannheimer. Два дня назад его не стало... 96 лет
(Сегодня об этом сообщают мюнхенские газеты)



Человек в кресле на колёсах. Он окружен толпой, он – центр внимания. И он не в первый раз здесь, на мокром гравии лагеря Дахау. В первый раз он был здесь в 1945. Тогда гравий скрипел не под шинами коляски, которую толкают заботливые руки, а под остатками башмаков заморенного мальчишки, которого гнали в безумный марш смерти, эвакуацию в никуда, одуревшие от того что рушится их незыблемый рейх, эсэсовцы. Полу-…, но ещё живого. Помнил ли он, как американцы переправляли его в госпиталь, как вытаскивали из вязкого тифозного бреда?
А до этого был лагерь в Варшаве.
До него – лагерь Освенцим, из которого никто не выходил, а он вышел, пусть и в другой лагерь…
А до этого страшное гетто Терезиенштадт…
А задолго до этого была счастливая жизнь в семье, в Чехии, в стране, которая вдруг превратилась в протекторат Рейха Богемию и Моравию. Помнил ли он на грязных лагерных нарах о том, что у него было хорошее детство, и мама читала на ночь сказку? Сказка жизни оказалась страшной.
Этот человек — Макс Маннхаймер. Он пережил всё, он стал писателем и художником. Он – председатель лагерного сообщества переживших концентрационный лагерь Дахау…
Ему 95 лет. И знаете, что самое удивительное? Он улыбается…
3 мая 2015 года. 70 лет со дня освобождения концентрационного лагеря Дахау.
http://puzzle.germaniaplus.de/daxauskie-zontiki/